Дина крана лесбиянки


Он был простужен уже почти две недели, с тех пор как они избавили чей-то яблоневый сад в Миннесоте от группы зловредных пикси. Женщины без ума от таких вещей. Единственной рыбой, которую Сэм узнал, был окунь — гораздо более яркий, чем он ожидал — но риф населяли еще сотни разных мелких рыбешек.

Дина крана лесбиянки

Сэм немного поплавал, высматривая рыбок, которые прятались между древесных корней, и странных перевернутых медуз у самого дна, где не было водорослей. Сэм никак не прокомментировал его покупки и сменил тему. В итоге Сэму пришлось сменить прическу, потому что он никак не мог отмыть волосы от синей краски.

Дина крана лесбиянки

Тот унесся с кухни со скоростью света — видимо, спешил на свидание со своей правой рукой, или с соседками-лесбиянками, а может, и то и другое сразу, так что Сэм еще минут пять подразнил его из прихожей, а затем пошел мыть посуду. Дин провел еще два дня в клинике, а потом неделю отлеживался в гостинице, прежде чем был готов отправляться в путь, и даже тогда Сэм не спускал с него глаз, рано останавливался на ночевки, не позволял Дину садиться за руль.

Его брат вечно сам загонял себя в угол, из которого не было выхода.

Вот тогда-то он понял, что им нужен врач, причем как можно скорее. Дину поставили капельницу с антибиотиками и вкололи обезболивающее, — доктор почему-то предположила, что у него могут быть трещины в ребрах, но Сэм не хотел тащить Дина через весь город в другую больницу, чтобы сделать рентген.

Неожиданно напряженное выражение исчезло с лица Дина.

Дин лежал точно в той же позе, в которой он его оставил, и все еще дрожал, так что Сэм разбудил его, заставил выпить таблетки и немного сока — у него определенно был жар — и от нечего делать включил телевизор. Она похлопала его по плечу. В итоге Сэму пришлось сменить прическу, потому что он никак не мог отмыть волосы от синей краски.

Дин смотрел на него очень долго, а потом просто взял и поцеловал. До вечера они успели хорошо проветрить все комнаты и прибраться; Сэм обнаружил неподалеку крошечный ресторанчик и купил там еды на вынос, не забыв прихватить лимонный пирог на десерт. Дин спрыгнул за ним следом и сразу же легко ушел под воду, Сэм сделал вдох, а затем едва не глотнул воды, когда увидел в пятнадцати футах внизу коралловый риф с тысячами разноцветных маленьких рыбок.

На ночь он не остался, потому что Каролина пообещала присмотреть за Дином, а сам Дин сказал ему катиться на хрен в гостиницу — Сэм подумал, что, наверное, тот собирался попробовать охмурить симпатичную докторшу.

Он услышал, как загудел двигатель машины — наверное, Дин решил поехать в бар: Прислушиваясь к размеренному дыханию Дина, он чувствовал, что у него наконец-то есть дом. Сэм повернул кран, сделав воду немного горячее, и отыскал наконец флакон с шампунем.

На ночь он не остался, потому что Каролина пообещала присмотреть за Дином, а сам Дин сказал ему катиться на хрен в гостиницу — Сэм подумал, что, наверное, тот собирался попробовать охмурить симпатичную докторшу. Во время последнего урагана половину домов на побережье залива затопило — Дин помнил, как Эллен рассказывала об этом.

Дин тронул его плечо и сделал знак плыть за ним, жестами он показывал брату куда смотреть, и тот с готовностью вертел головой. Вода здесь была прохладной и приятной, но после целого дня, проведенного на солнце, Сэм решил, что не стоит рисковать, и спрятался в тени. Обычно у того дело ограничивалось веснушками, но с такими вещами лучше быть поосторожнее.

Сэм очень быстро понял, что Дин не может заснуть, если его нет в комнате, так что он, не мешкая, сдвинул кровати, пока брат куда-то выходил. Они поцеловались однажды, это было на севере штата Нью-Йорк, они тогда попали в передрягу, но им удалось спастись.

Дин как-то странно помрачнел и вышел из кухни. У Сэма ушла примерно минута на то, чтобы вырулить к обочине, Дин с трудом открыл дверцу, и его стошнило прямо на асфальт. Сэму подумалось, что, наверное, это должно быть странно, но у него не было секса уже месяцев шесть, и он внезапно осознал, что хотел своего брата уже чертовски долго — дольше, чем осмеливался признаться даже самому себе.

Они шли пешком по улице, Дин все еще был немного нервным после стольких месяцев, проведенных в дороге, а Сэм старался держаться поближе к нему и иногда проводил рукой по стенам, окружавшим газоны и сады. Сэм чувствовал привкус алкоголя и ни тогда, ни потом не был уверен, ответил бы он на этот поцелуй, или нет, но… ему не пришлось принимать решение, потому что Дин резко отодвинулся и извинился раз тридцать пять, не меньше, а потом вырубился на заднем сидении.

Сэм собрал все одеяла, что нашлись в номере, укутал в них Дина, оставил на тумбочке у кровати стакан с водой и пошел к машине. Сэм заворчал и поднялся на ноги.

Сэм подстригся и купил кошачью еду, и даже починил раковину в ванной наверху, потому что никогда нельзя было угадать, из-за чего сучится Дин, как бы сильно вам этого ни хотелось. Сэм чувствовал привкус алкоголя и ни тогда, ни потом не был уверен, ответил бы он на этот поцелуй, или нет, но… ему не пришлось принимать решение, потому что Дин резко отодвинулся и извинился раз тридцать пять, не меньше, а потом вырубился на заднем сидении.

Тем же вечером он нашел у себя в постели лягушку. У Сэма было превосходство в силе и весе с тех пор, как ему исполнилось шестнадцать, но Дин никогда не дрался честно. Он загнал машину на подъездную аллею, забрал у портье ключи и буквально донес Дина до номера. Дин клялся и божился, что это не он положил ее туда, но Сэм ему, конечно, не поверил, и следующие два дня они устраивали друг другу всякие дурацкие розыгрыши.

Он услышал, как загудел двигатель машины — наверное, Дин решил поехать в бар:

Когда он открыл глаза и посмотрел на Дина, тот выглядел напряженным, будто собирался спорить, и это, возможно, был первый случай на Сэмовой памяти, когда он так настойчиво продолжал говорить, когда можно было этого не делать. Он не проснулся, когда Сэм во второй раз намазывал его спину солнцезащитным кремом — осторожно, едва касаясь кожи подушечками пальцев, просто чтобы убедиться, что с ним все в порядке.

Сэму вспомнилось, как однажды, когда ему было двенадцать, Дин расстался со своей первой девушкой и три недели не разговаривал ни с кем.

Они шли пешком по улице, Дин все еще был немного нервным после стольких месяцев, проведенных в дороге, а Сэм старался держаться поближе к нему и иногда проводил рукой по стенам, окружавшим газоны и сады. Он планировал доехать до места дня за три, если повезет с погодой, и если на выезде из Мемфиса не будет больших пробок.

А затем они оба одновременно попытались протянуть руку вниз.

Дин поймал четыре больших рыбины и несколько мелких, но среди них не было ни одной съедобной. Сэм правильно подумал, она совсем недавно закончила учиться, приехала сюда из Пенсильвании и подрабатывала в клинике в свободные от стажировки часы.

Дин открыл глаза и улыбнулся ему, и от этого у Сэма что-то перевернулось внутри, потому что его брат выглядел счастливым, и если каждым помыслом Дина руководило стремление оберегать Сэма, то его собственной жизненной целью стало сделать так, чтобы Дин всегда был счастлив.

Он подумал, что, возможно, теперь им хватит света, чтобы изгнать темноту, которая никогда не уставала преследовать Дина.



Видео памелы андерсон и томми
Пышная жена и хуй в ее пизде
Фредерик андерсон арты
Онлайн татарка сосет
Мульт принцесса лесбияночка
Читать далее...

Меню